Люди РК ЦСКА. Кирилл Кошарин

Кирилл, как получилось, что ты решил связать свою жизнь с регби?

Всё началось где-то в 9 классе. Как-то раз мой одноклассник, занимающийся в детско-юношеской спортивной школе «Локомотив», решил пригласить нас с отцом на свой первый матч Первенства Москвы по регби. Тогда один из тренеров «Локомотива», Сергей Бровченко, подошёл ко мне и предложил попробовать себя в этом виде спорта. В то время я уже почти профессионально занимался футболом, но решил все-таки рискнуть. На первой же игровой тренировке, когда я подпрыгнул за мячом, меня срубил парень визуально вдвое меньше. Тогда тренер дал мне отличный совет: «Играя в регби, никогда не прыгай! Делая это, ты перестаёшь контролировать своё тело и становишься максимально уязвимым».

Как ты попал в профессиональную команду?

Вообще, это очень интересная история! Я родился в семье военнослужащих и однажды, когда у меня была возможность пойти учиться в специализированный университет и заключить контракт с профессиональной командой, я проиграл отцу в карты. На кону стояло моё поступление. В итоге, так как я проиграл, мне пришлось послушаться отца и поступить в Московский военный институт радиоэлектроники космических войск. И даже там меня всегда сопровождало регби. В студенческие годы на базе нашего института было принято решение создать регбийную команду «Космос». Состояла она из военнослужащих всех космических частей. Кто-то уже был профессиональным регбистом, а кто-то только начинал свой путь. Возможно, это и помогло нам стать чемпионами России 2007/2008 года.

При такой нагрузке, удавалось ли совмещать учебу и спорт?

Было непросто, но у нас получалось. В институте всю первую половину дня мы посвящали учебе, а вторую – тренировкам.

Можешь вспомнить свой первый матч в составе профессиональной команды?

Мой первый матч был своеобразной проверкой на прочность. Проходил он против команды Воздушно-десантных войск. Это были ребята, наверное, вдвое больше меня. Я вступил в игру где-то на середине второго тайма и сразу попал в самую гущу. Для меня это стало огромным опытом, тогда я по-настоящему прочувствовал что такое профессиональное регби.

Во время прямого эфира с Игорем Огурцовым ты обмолвился, что у тебя есть какое-то актёрское прошлое. Расскажи поподробнее об этом.

У меня была школа с театральным уклоном. В 6 классе я попал на кастинги спектакля «Город миллионеров» в театр Ленинского комсомола.  Режиссёром-постановщиком был Роман Самгин, худруком Марк Захаров. В итоге меня утвердили. Моими коллегами по сцене стали Фёдор Добронравов, внук известного российского актёра, известного по сериалу «Сваты», скетч-шоу «6 кадров» и другим проектам. Ключевые роли достались Армену Джигарханяну и Инне Чуриковой. С ними мы отыграли почти 3 года. После Роман Савельевич предложил мне поступать в ГИТИС, но не сложилось.

Расскажи про свой путь в ЦСКА. С чего он начался и как ты сюда попал?

На самом деле, в 2014 году я решил, что мне нужна небольшая пауза. Как раз тогда я играл в команде «Фили», которая заканчивала свой исторический путь. Нам выплатили все долги и отпустили в свободное плавание. В этот момент мне позвонил Денис Королёв, с которым нас связывали долгие профессиональные отношения, и предложил начать карьеру в самом крутом клубе страны. Естественно, я согласился, но ещё не до конца понимал, что будет дальше. Помню, что на первой тренировке вместе со мной были ребята, так сказать «с трибун». То есть не профессиональные спортсмены, а фанаты. И первое, что они меня попросили – переодеть экипировку. А тогда у меня только и были регбийки либо «Локомотива», либо «Фили». Я им и ответил: «ношу, что выдали». Так и началась моя история в ЦСКА. Дальше был дивизион Чемпионата Москвы, первый год – 4 место, второй год – 3 место, после мы выиграли два дивизиона. Потом у нас был первый дивизион, и мы заявили новую команду уже 3 дивизиона, поэтому мне приходилось в субботу играть за одну команду, а в воскресенье – в 3 дивизионе. Через некоторое время к нам присоединились Саша Наумов и Саша Лысоконь. Когда мы вошли в первый дивизион — Пётр Петрович, Александров Саня и постепенно приходили молодые ребята. Прошлый год я пропустил, так как являюсь ещё и тренером команды «Армейцы», лучшей команды страны (улыбается). С ними у нас была задача выиграть низший дивизион, чтобы выйти на ступеньку выше. Ребята справились на отлично. Теперь команда «армейцев» играет в первом дивизионе чемпионата Москвы. Я надеюсь, сезон в скором времени начнётся, и мы покажем всю мощь, которую вынашивали в себе во время эпидемии.

Трудно было сделать выбор в пользу любительской команды «Армейцы», хотя по уровню ты явно тянул на основу, на вышку. Не хотел всё-таки играть в основе?

Может быть и хотелось. По разговорам с Денисом Сергеевичем, я прекрасно понимал, что мог бы занять определённое место в команде, но не хотел сумбура. Думаю, если начинать, то сначала, то есть с декабря месяца, как с предсезонки и с командой вливаться в какой-то темп. В итоге, вышло, что я пропустил сезон, но ребята, красавцы, выиграли. «Армейцы» тоже выиграли, поэтому тут нельзя выбирать. Мне и «Армейцы» дороги, я с ними 6 лет, каждого там люблю и уважаю. Мне даже сложно было принять решение начать профессиональную карьеру. Но я сам у себя спросил: «а почему нет? Надо попробовать, не так же всё и плохо».

Сам принял решение вернуться?

Да, я очень соскучился. Все были удивлены, когда увидели меня на первой тренировке предсезонки. Я никому ничего не говорил. Денис Сергеевич, увидев меня, спросил: «ты серьёзно? Решился всё-таки?». Да и Дмитрий Юрьевич (прим. Половых). Мы с ними знакомы уже больше 10 лет. И когда убедились, что я серьёзно, сказали: «Ну, тогда доказывай. Нет никаких там Дениса и Димы, есть тренерский состав. Доказывай, что ты можешь и готов». И поэтому всё время — в Кисловодске, и Африке, и на остальных сборах приходилось доказывать, что я лучше.

Как тебе ощущения от Премьер-Лиги? Есть пропасть между тем, где вы играли до этого и сейчас? Или всё-таки нельзя сказать, что это принципиально разный уровень. Все говорят, что мы учимся, что не ставим целей в этом сезоне. Но тем не менее последние пару матчей с трибун кажется, что нет такой пропасти. Не кажется, что против нас какие-то французы или англичане. Понятно, что у ребят больше опыта.

Если сравнивать 2014 год, когда я играл за Фили, и сегодняшний день, могу сказать, что мы хорошо подтянулись, добавилась скорость. Относительно команд, мне кажется, что сейчас чемпионат России более непредсказуем, чем был в 2014 году. Раньше чётко просматривалась разница между фаворитами, какой бы матч ни был. Сегодня всё по-другому. Когда я выхожу на поле, понимаю, что заряжаюсь как батарейка. Несмотря на то, что нахожусь в шлеме, чувствую всю эту энергетику, по коже появляются мурашки. Здесь даже счёт становится не так важен, нежели возможность передать эти чувства нашим болельщикам. Хочется, чтобы и они заряжались от игры по полной. Также я считаю, что в плане медийности на данный момент регби очень выросло. За это нужно сказать отдельное спасибо Игорю Юрьевичу. Сейчас идёт конкретная популяризация этого вида спорта по ТВ. Я сам, когда просыпаюсь и включаю «Матч!Страна», смотрю в повторе регби. Это полный кайф: выходной, дети и любимый вид спорта.

У тебя внутри есть какая-то перемена от того, что можно сыну сказать: «Смотри, сына, там папу по МатчТВ показывают»?

Да! Я к тому и говорил, что моё поколение, то есть ребята, которым 30-31, осознают происходящий резонанс. Ребята помладше, например мои дети, выросли в эпоху, где уже есть гаджеты. То есть они будут видоизменяться. Точно так же, как меняется и регби. Это очень круто! По своим детям я уже замечаю этот эффект «Вау!».

Можешь вспомнить самое худшее и самое лучшее поле за всю свою карьеру?

Давай так сделаем, назову самые худшие и лучшие поля в Европе, и также у нас. Худшее в Европе было, когда мы играли на кубке Прибалтики. По-моему, в Шяуляе. И там — просто огород – поле очень неровное, хотя сам газон по качеству не так плох.  Очень схожая ситуация — у «Металлурга», но там я играл в другую разновидность регби. В Ростове на стадионе «Ядро» поле оказалось стёртое. Но все это было около 15 лет назад, возможно, ситуацию уже изменилась.

Лучшие поля, по моему мнению, в Лужниках и в Красноярске на стадионе «Яра». А в Европе – в пригороде Ирландии. Один раз мы играли здесь на поле, ровность которого я даже не могу передать словами, это нужно прочувствовать. Сначала мы грешили на синтетику, и даже легли на него, чтобы проверить. Вот такое качество!

Ещё такой игровой вопрос: игроки делятся на тех, кто играет в шлеме, и кто без. Тебя всегда чётко видно на поле, твой синий шлем.

Я хотел розовый, но такого не было (смеётся)!

Скажи, почему играешь в шлеме?

Потому что я чуть-чуть красивый и хочу сохранить свои уши (смеется). На самом деле, правда, шлем защищает уши от перелома. Я стою замком в 3 линии, и, соответственно, моя голова находится между двумя игроками второй линии. Здесь происходит сильное давление, что даже уши сворачиваются. Кстати, к шлему я привыкал достаточно долго.

Было ли у тебя желание попробовать себя в схватке, в 1-2 линии?

Особого желания у меня нет. Да и вообще, чтобы играть в этих линиях нужно заниматься профессионально с раннего возраста. Здесь отбор происходит не по визуальной составляющей, а выбирают именно по опыту.  К тому же, это неимоверная нагрузка на позвоночник и на шею.

Можешь вспомнить самый забавный или запоминающийся случай в ЦСКА?

Был у меня интересный эпизод в жизни (смеётся). Один раз мы сидели дома с женой, она красила ногти, а я готовился к предстоящей игре, которая должна была пройти на следующий день. В тот момент у меня сильно слоились ногти и супруга предложила сделать укрепляющий маникюр бесцветным лаком. Я согласился, ведь он же без цвета. На следующий день, во время игры, была яркая солнечная погода. В один момент, когда происходила схватка, я согнулся и у меня стали блестеть ногти. Пришлось в перерыве стоять и сгрызать лак. Было неловко, но в то же время очень смешно.

Кирилл, ты в команде с самого основания. Вместе с ребятами вы рука об руку прошел огромный путь. Расскажи, что для тебя вообще значит ЦСКА?

ЦСКА для меня – это огромная армейская семья, которая только в начале своего длинного пути. И скажу честно, сегодня я уже не представляю свою жизнь без ребят. За эти шесть лет я действительно нашёл здесь близких по духу людей.